Логотип журнала 9 месяцев
Войти через:

Получайте самое интересное: конкурсы, акции, новости
Конкурсы
Конкурсы
Форум
Форум


Кристина Соловьева. 10 месяц беременности: «Почему ты все еще здесь?»
22

Дневники беременности

Кристина Соловьева. 10 месяц беременности: «Почему ты все еще здесь?»

Будучи совсем маленькой девочкой, я обожала наряжаться в мамины платья и туфли, сооружать себе немыслимые прически и скакать перед огромным зеркалом, держа в руках венчик для взбивания яичных белков.


Как стать звездой

Венчик был микрофоном, а я — суперпопулярной певицей, выступающей перед многоты­сячной аудиторией. Прошли годы, и я остановила свой выбор на более проза­ичной профессии, но лишь сейчас смог­ла в полной мере оценить мудрость сво­его решения.

Дата родов неумолимо приближалась, и интерес к моей персоне резко возрос. Теле­фон звонил, не умолкая, а я была вынужде­на целыми днями давать интервью, отвечая на одни и те же вопросы: «Живот не тя­нет?», «Когда собираешься в роддом?», «Имя выбрала?». Моя мама считала своим долгом названивать каждые полчаса. Но окончательно доконала меня приятельница, загадочным голосом поинтересовавшаяся: «Ну как, ты еще не уже?»

В день предполагаемой даты родов меня так извели, что я перестала подходить к те­лефону, предварительно накрыв его подуш­кой, а мобильник и вовсе выключила. Через два часа в состоянии полной невменяемос­ти с работы примчался мой муж и прямо с порога завопил:

— Почему ты еще здесь? Я удивилась:

— А где ж мне быть?

— В роддоме, конечно. Твой мобильник не отвечает, я решил, что начались схватки, и ты не можешь говорить. Позвонил Сер­гею Николаевичу, он сказал, что ты в боль­ницу не поступала, — Олег в изнеможении опустился на стул, словно схватки начались у него, и укоризненно добавил: — Я так разволновался, а ты стоишь как ни в чем не бывало.

—  Не обижайся, просто от бесконеч­ных телефонных звонков у меня разболе­лась голова. А чтобы тебя окончательно утешить, могу прилечь, — рассмеялась я и про себя подумала, как непросто, должно быть, живется знаменитостям, находящим­ся под постоянным пристальным внимани­ем окружающих. И как здорово, что я стала стоматологом, а не подалась в певицы.

Итак, предполагаемая дата родов оста­лась позади. Сергей Николаевич, осмотрев меня, сообщил, что еще дней пять вполне можно походить, а там, мол, будет видно. Я почувствовала, что начинаю впадать в па­нику. У меня ведь даже живот не опустился! К тому же я вычитала, что, когда плацента начнет стареть, снабжение моего малыша кислородом и питательными веществами будет нарушено и родовую деятельность придется стимулировать искусственно, а мне этого ох как не хотелось.

Вернувшись от врача, я уселась у окна, с тоской наблюдая «кипение» жизни под яростными солнечными лучами. Стояла не­вероятная жара, друзья и знакомые разъез­жались кто куда: на дачу, к морю. Подружки сметали с магазинных полок купальники и обтягивающие коротенькие топы, а я... при­нялась в очередной раз сметать с книжных полок несуществующие пылинки. Гене­ральная уборка с недавних пор преврати­лась для меня в этакое лечение от бездей­ствия и хандры. Катька, заскочившая после работы меня навестить, с видом знатока прокомментировала мои действия:

— Все ясно — у тебя синдром вития гнезда. Это у всех беременных так бывает.

Магический ритуал

Приближались выходные. Малыш ти­хонько копошился внутри, не предприни­мая никаких попыток выбраться наружу. Мое мужество было на исходе, когда Олегу неожиданно пришла в голову гениальная мысль:

— Завтра мы едем на дачу, — жизнера­достно возвестил он, укладываясь пятнич­ным вечером в постель.

—  Самое время, — недовольно про­бубнила я. — Что, твоя мама не может без нас справиться с обильным урожаем сель­дерея?

— Нет, дело не в сельдерее. Просто я вспомнил, что когда мы ездили на дачу в начале лета, у тебя там начались эти... ну...

— Схватки, — подсказала я.

— Вот-вот. Я подумал, чтобы малышу захотелось родиться, его нужно опять от­везти на дачу.

Скептически скривившись, я легла спать. А утром безропотно позволила увез­ти себя за 60 км от ближайшего роддома. День прошел чудно. Мы сходили в лес, про­гулялись вокруг озера и даже были допуще­ны свекровью к смородиновым кустам, щедро увешанным гроздьями ярко-красных ягод. Я, правда, к ним так и не прикосну­лась, опасаясь аллергии. Оставалось лишь облизываться, наблюдая, как мой благо­верный целеустремленно объедает второй куст. Мы много болтали и смеялись, напе­ребой описывая крохе окружающую нас красоту.

Из первых уст

Ох, мамочка, если бы ты только зна­ла, как мне страшно при мысли о том, что я должен покинуть мой привычный, обжитой мир. Конечно, находиться здесь становится все неудобнее тес­нота, духота; но кто знает, что ждет меня ТАМ? Сегодня вы с папой так веселитесь, что я подумал воз­можно, все не так уж и плохо. Наверное, стоит рискнуть, тем более что ты обещала всегда быть рядом...

Вечером я заметила, что мой живот как будто обвис.

— Чудеса! — хохотал Олег. — Сморо­диной объелся я, а живот обвис у тебя.

Но я догадалась, что это опустилось дно матки. Мой малыш готовится. Значит, уже скоро. Мы с мужем не стали рисковать и вечером вернулись домой.

Жертва сериалов

Когда опустился живот, стало легче дышать и ощущение, что желудок начина­ется прямо от горла, исчезло. Зато появи­лась новая напасть. Я и до этого частень­ко бегала в туалет, а теперь и вовсе кур­сировала туда и обратно с периодич­ностью загородной электрички в разгар дачного сезона.

В ночь с воскресенья на понедельник я проснулась от острой боли в ноге. Мою бедную конечность свело судорогой. Воз­можно, малыш что-то пережал там внут­ри. Сон как рукой сняло, и я решила вый­ти на балкон подышать свежим воздухом. Задумчиво глядя на звезды, я машинально растирала ноющую поясницу. Внезапно внизу живота появилось какое-то новое ощущение. Совсем короткое, но отчетли­вое. Я продолжала массировать поясницу, прислушиваясь к себе. Через какое-то время новое ощущение возникло опять. Неужели началось? Или еще нет?

Мне тут же вспомнилась героиня мыльного сериала, за жизненными пери­петиями которой я иногда наблюдала от нечего делать. Встав однажды утром с постели, девица томно захлопала густо накрашенными ресницами, приложила руку к привязанной у талии подушке, ими­тирующей беременность, и проворковала: «Дорогой, я чувствую — уже пора. Отве­зи меня в роддом». Как все просто и эле­гантно в кино. А я неожиданно растеря­лась, не зная, что предпринять: то ли по­пытаться засечь время между схватками, чтобы понять, действительно ли это схватки; то ли разбудить мужа (хотя чем он мне поможет?); то ли сразу позвонить

Сергею Николаевичу и переложить всю ответственность за происходящее на его широкие плечи...

Пару раз глубоко вздохнув, я решитель­но отправилась за часами. Через час наб­людений стало ясно, что мои ощущения в животе достаточно регулярны и исчезать не собираются. Когда я поняла, что и правда «началось», то неожиданно для себя самой успокоилась. Нежно погладив животик, я сказала: «Вот и умничка. Не бойся, вместе мы обязательно справимся, и все у нас бу­дет замечательно».

Подойдя к кровати, я, подражая героине сериала, ласково потрепала мужа по плечу. Олег моментально вскочил, и уставился на меня сонными глазами.

— Дорогой, — проворковала я. — Ка­жется, уже пора. Отвези меня в роддом.

Дорогой в панике заметался по комнате, не попадая ногами в штаны и путаясь в рукавах рубашки. А я подумала, что до мыль­ной героини мне все-таки далеко: прическа среди ночи далека от совершенства, а до ма­кияжа и вовсе руки не дошли.

Место встречи изменить нельзя

Вот я и в приемном покое. Сергею Ни­колаевичу мы позвонили из машины, и он обещал приехать как можно скорее. Ко­нечно, было не слишком удобно будить его в 5.30 утра, но мой мудрый супруг ска­зал, что человек, ставший врачом, вряд ли рассчитывал работать с 9 до 18 часов и отмечать праздники исключительно в кру­гу семьи.

Олег держался молодцом, но я видела, что ему не по себе. Перед тем как расстать­ся, он прошептал мне на ухо: «Все будет хо­рошо. Я тебя люблю. Если что, звони». Я согласно покивала, хотя и не очень поня­ла — «если что...»?

Наконец оформление и гигиенические процедуры остались позади, и медсестра от­вела меня в палату.

Палата у меня замечательная, одноме­стная, с огромным окном во всю стену. Кресло для родов находится здесь же, зна­чит, в последний момент бежать никуда не придется. Есть и туалет с небольшой душе­вой кабинкой. Это здорово, ведь вода помо­гает уменьшить боль при схватках. Я обош­ла палату кругом, посмотрела в окно на ру­мяное солнышко и улыбнулась — отличное место для первой встречи.

Схватки постепенно усиливались, но было еще не слишком больно. Я бродила по палате, поглаживая живот: «Не вол­нуйся, маленький, мамочка с тобой. По­терпи немножко». Ну, насчет «быстрень­ко» я, конечно, погорячилась, ведь период схваток длится при первых родах от 8 до 12 часов, а то и больше. От такой перспекти­вы у меня мороз по коже пробежал. Оста­ется только надеяться на собственную матрицу терпения, а каково сейчас моему крохе, даже подумать страшно. Какая-то неведомая сила сжимает бедняжку, и ниче­го поделать с этим нельзя.

Из первых уст

Мамочка, милая! Что происходит? Ты так звала меня в свой светлый заме­чательный мир, и что получилось? Ма­мочка, помоги мне...

В палату вошла медсестра и прикатила какой-то прибор на колесах. Следом за ней вошел Сергей Николаевич:

— Каку нас дела? — поинтересовался он. Я криво улыбнулась.

— Ложитесь, я вас осмотрю. Так, шей­ка открывается, все идет по плану. Сейчас запишем сердцебиение плода.

Мой живот облепили какими-то дат­чиками, и из прибора медленно пополз­ла бумажная лента, в которую доктор тут же принялся с интересом вгляды­ваться.

— Здесь фиксируются показатели серд­цебиения плода и маточных сокраще­ний, — объяснил доктор. — Полежите так немного.

Мне показалось, что это «немного» тянулось целую вечность. Слушая жуж­жание прибора, я мечтала лишь об од­ном — поскорее оказаться в душевой, чтобы унять разгоревшуюся внутри меня боль.

Из первых уст

Ой, мамочка, ну что же ты улеглась? Неужели вздумала спать в такой ответ­ственный момент? Когда ты ходила, продвигаться по чуть-чуть было удоб­нее. Эх, я от тебя такого не ожидал. А может, я чем-то провинился? Как мне все исправить? Я чувствую себя таким беспомощным! Ну вставай же! Уф, нако­нец ты меня услышала. А что это у те­бя там журчит? Как здорово ты приду­мала!

«Конец света»

Горячая боль сжимает и выворачивает наизнанку. Меня будто стирают в машинке. Скоро извлекут и положат «под утюг». После очередного осмотра доктор «обнаде­живает»:

— Осталось совсем чуть-чуть. Часа полтора-два, не больше.

Два часа! Да разве я смогу продержать­ся еще два часа? Знаю: миллионы женщин прошли через подобное испытание, но это почему-то совсем не утешает. Схватки все сильнее, интервалы — короче. Кусаю губы, чтобы не закричать. Не хочу, чтобы появле­ние крохи на свет сопровождалось моими криками. И все же стон рвется из груди, ме­шая дышать. Вот снова накатило. Склады­ваюсь пополам, упираясь руками в батарею возле окна. Моя подушка — на подоконни­ке. Зарываюсь в нее лицом, стискиваю зу­бы и мычу. Господи, да когда же это кончит­ся? Ох, малыш, как там, еще не брезжит свет в конце тоннеля?

Из первых уст

Все, это конец. Мне не спастись. К чему все эти страдания, если я так и не увижу тот, другой мир, а мой старый мир рухнул, развалился на части, перес­тал существовать...

Очередной осмотр. Кажется, больнее уже быть не может. Доктор говорит:

— Пора. Идем на трон.

Я совершенно не понимаю, при чем здесь трон, но покорно отрываюсь от подо­конника и взбираюсь на кресло.

Вокруг целая бригада врачей. Сергей Николаевич улыбается мне:

— Ну, пришло время потрудиться. Можно подумать, до этого пришлось бездельничать, злюсь я. И вдруг какое-то новое ощущение захватывает меня цели­ком. Боль отступает на второй план, и я уже не принадлежу себе. Вцепившись мертвой хваткой в поручни, начинаю ту­житься изо всех сил, проталкивая к свету своего малыша.

— Так, так, молодец! Давай еще! А те­перь отдохни. Дыши, дыши... — командует акушерка.

Из первых уст

Что это там, впереди? Может, это и есть выход? Эй, кто-нибудь, помоги­те! Не слышат. Какие-то люди кричат: «Давай, давай!» Они хотят, чтобы я все сделал сам? Ну ладно, я буду ста­раться изо всех сил! Я смогу! Я так хочу увидеть мою маму, я так хочу жить!

Здравствуй, это я!

— Старайся, не жалей себя. Еще нем­ножко, — акушерка будто рожает вместе со мной. — Вот уже и головка показалась.

Умничка! Ну-ка, еще разок! А вот и наш бо­гатырь.

Красный туман в глазах рассеивается, и я вижу... Господи, какое чудо! Это мой ма­лыш! Кричит... Его кладут мне на живот, он пытается свернуться клубочком. Не полу­чается. Лапушка...

— Сыночек! — шепчу я сквозь слезы и легонько глажу малыша по головке.

Что я чувствую в этот миг — невозмож­но передать словами: восторг, облегчение, счастье, умиротворение и любовь, такую огромную и всеобъемлющую.

Отпульсировала пуповина, ее перереза­ют и малыша уносят, чтобы помыть, взве­сить, измерить... Отходит послед.

И вот меня везут на каталке в палату, рядом идет акушерка и несет на руках моего Егорку. В палате мы остаемся одни, я прик­ладываю малыша к груди. Господи, как он забавно чмокает, кося на меня прищурен­ным глазом! Приятного аппетита.

— Все хорошо, — шепчу я. — Больше мы никогда не расстанемся...

Из первых уст

Мамочка, я смог, у меня получилось! Ах, какой яркий, необыкновенный свет! Я кричу изо всех сил, пусть все знают, что я родился. Ой, кто это? Неужели... Мамочка, это ты? Ну да, я слышу стук твоего сердца, такой родной и знако­мый. Вот и встретились. Совсем так, как ты хотела. Я устал. Сейчас бы поспать... Спой мне, пожалуй, ту песенку, про рыбок в пруду и птичек в саду.

Ой, куда это меня несут? Опять что-то журчит, оно теплое и прият­ное. А ты была права, здесь действи­тельно неплохо. Да что там говорить, здесь просто замечательно! Теперь я знаю, что страдал не зря. Интересно, кормить тут будут? А что это так вкусно пахнет? Дай-ка попробовать. О-о, это даже лучше морковных котле­ток! Сладенько... Ты что-то говоришь, мамочка? С удовольствием бы побол­тал, вот только извини, рот занят, да и спать так хочется...

Акушерка приносит мой мобильный.

— Олежка, у нас родился сын. Позд­равляю, ты стал папой.

Трубка какое-то время молчит и нако­нец я слышу:

— Спасибо, солнце мое, я вас люблю...

Читайте также:

Кристина Соловьева. Первый месяц беременности: лирика и математика
Кристина Соловьева. Второй месяц беременности: мое чудо
Кристина Соловьева. Третий месяц беременности: рождественские каникулы
Кристина Соловьева. Четвертый месяц беременности: радость бытия
Кристина Соловьева. Пятый месяц беременности: привет, солнышко!
Кристина Соловьева. Шестой месяц беременности: новые испытания
Кристина Соловьева. Седьмой месяц беременности: танец живота
Кристина Соловьева. Восьмой месяц беременности: в преддверии чуда
Кристина Соловьева. Девятый месяц беременности: на финишной прямой 

Источник фото: Shutterstock

Теги: естественные роды

Рассказать друзьям

Нравится

Оцените статью:

22 комментариев


Загрузка...

Подписаться на отзывы RSS

Комментарии к статье

1—10 из 22

Супер!! Сижу и плачу!!!!

15 апреля 2011

Блин, реву! Замечательный рассказ... У самой пошел 9-й месяц. Жду свою крошку.

13 декабря 2010

Сижу и плачу... и жду своего малыша... ему наверное тоже страшно, но вместе мы справимся

23 ноября 2010

Сижуреву, у самой девятый месяц, так трогательно!

26 сентября 2010

Я так устала уже от беременности...что на словах
-Сыночек...заревела!спасибо за рассказ.

25 августа 2010

priyatno bilo perezhit vse zanovo,deystvitelno trepetniy rasskaz vspominaesh kak sama cherez vse eto proshla.Seychas mi zhdem vtorogo malisha,na 37 nedele.Vsem udachnoy vstrechi so svoim malenkim chudom!

4 мая 2010

Ой, девочки! ))) Такой милый и душевный рассказ! ))) Настолько пропитан он нежностью, лаской и любовью! Мужчинам его не понять))) Мой муж прочитал - хмыкнул и все)) Какое это все таки счастье - увидеть своего малыша, который жил в тебе долгих 9 месяцев. Всем здоровья и удачи!)

14 апреля 2010

Очень добрый и трогательный рассказ!))

14 апреля 2010

Ой, вы даже не представляете, прямо рыдаю и не могу остановиться...Мы тоже очень ждем появления на свет нашего малыша, все время говорю ему что он умница и молодец!!! Что у него самые лучшие мама и папа!!! нам еще 6 неделек, но врач говорит что 4... ЖДЕМ ТЕБЯ НАША РАДОСТЬ!!!!!

31 августа 2009

Удивительный трогательный рассказ, невозможно удержать слез. Скоро и мне предстоит такое испытать, побыстрей бы.я очень люблю своего малыша и вместе мы справимся!!

5 августа 2009

Ваш комментарий:

* - обязательные поля.

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке.
Буквы чувствительны к регистру.


Сейчас читают

Интересное в сети

Загрузка...






Партнеры
www.konliga.biz www.2mm.ru mamaexpert.ru niani.com mamaexpert.ru samaya.ru
Contact our mail department if you are desperate to get blacklisted. www@9months.ru
1 пиксель белый