Логотип журнала 9 месяцев
Войти через:

Получайте самое интересное: конкурсы, акции, новости
Конкурсы
Конкурсы
Форум
Форум


Анастасия Резникова. По второму кругу
0

Дневники беременности

Анастасия Резникова. По второму кругу

Рассказ о беременности

И отчего моему ребенку не играется в песочнице? Это просто не честно: другие мамы сидят себе на лавочке, наслаждаясь дружеской беседой и заслуженным отдыхом. Другие, но не я.


Я, несчастная беременная женщина, ношусь по двору, залезая на лестницы, горки и прочие развивающие сноровку сооружения, чтобы вовремя подхватить свою неутомимую «спортсменку», которой пошел второй месяц второго года жизни. Приходится сажать Танюшку в коляску и резвым марш-броском преодолевать полосу дворовых препятствий — вперед, в спасительный покой парка, где можно бродить по аллеям, шурша опавшими листьями собирать шишки и желуди да кормить хлебушком вечно голодных уток и голубей.

Тише, Танечка, не «у-у»...

Еще недавно меня радовала дочкина подвижность и неутомимость. Но теперь ситуация изменилась: мне нельзя поднимать тяжести. А также стаскивать их с верхней ступени стремящейся в небо лесенки, подвешивать   на   перекладину и ловить при падении с «паутинки». И хотя народная мудрость утверждает, что своя ноша не тянет, врач в поликлинике была неумолима: Танюшкин вес в несколько раз превышает допустимые для меня «нормы безопасности».

-- Имплантация  плодного яйца произошла слишком низко, определяется повышенный тонус стенки матки, беременность может закончиться выкидышем, — говорила она, изучая результаты     ультразвукового исследования.

        Но во время первой беременности все прошло хорошо, — испуганно возразила я.

        Ничего не могу сказать. Я не знаю, так ли закрепился эмбрион в прошлый раз или совсем по-другому, — врач подняла на меня глаза и вдруг смягчилась: — Да вы не переживайте, может быть, повышенный тонус — это просто реакция на ультразвуковое исследование, просто  на  первых  порах вам лучше поберечься.  Не хотите лечь на сохранение?

        Куда же я дену Танюшку? — развела я руками.

Только услышав, что могу потерять своего второго ребенка, я по-настоящему почувствовала, как он мне дорог. Неужели это я, глядя на полоски теста для определения беременности, думала об аборте?! Я положила руки на живот: «Малыш, не уходи! Я тебя люблю. Мы будем очень счастливы вчетвером!»

Однако требовалось срочно принимать меры для облегчения своей «ноши», кругленькой, упитанной и уверенной в том, что мама существует исключительно для удовлетворения ее потребностей. Начала я с коляски: объяснила подружке ситуацию и обменяла свою, «многофункциональную» и массивную, как вездеход, на принадлежащую ей — тоненькую и легонькую, как складной зонтик. Теперь я получила возможность самостоятельно преодолевать лестничный пролет, отделяющий крыльцо от лифта, не бросаясь к проходящим по двору мужчинам с просьбой о помощи. Танюшке пришлось рассказать, что у мамы заболел животик, и поэтому врач запретил ей поднимать тяжелое. Пусть лучше жалеет меня, чем обижается на какого-то неведомого братика-сестричку, ради появления которого ей приходится терпеть трудности и неудобства. Она трогательно лечила меня, приговаривая: «Бо-бо, аи, бо-бо!», но долго не могла смириться с тем, что я перестала брать ее на ручки. Пожалели? Полечили? Так сколько же можно киснуть! Давай, мама, неси свою Тату!

 

Я была непреклонна. Пришлось Татке научиться самостоятельно залезать в коляску и в обеденный стульчик, выбираться из ванны на табуретку с маминой поддержкой и дотягиваться до крана с водой, стоя на специальной подставочке. Труднее было с качелями, но, верная взятым на себя обязательствам, я подкатывала к ним коляску и ободряюще кивала: «Лезь, дорогая!» Танюшка начала привыкать. «Вот и хорошо, с одной проблемой справились, — думала я. — Справимся и с остальными». Однако эйфория первых переживаний уже улеглась, и я начала осознавать, что вторичное преодоление марафонской дистанции протяженностью в девять месяцев потребует куда больше выдержки, чем в прошлый раз!

Вынашивая Татку, я, как и большинство женщин, продолжала ходить на работу, мучаясь от необходимости сгонять себя с постели по утрам и сидеть в душном, многолюдном офисе, мечтая о побеге на волю. Я читала о пользе прогулок и переживала, что не имею возможности выгулять собственного (пусть еще и не заметного никому) ребенка. Обоняние обострилось, меня со всех сторон окружали чужие запахи — кто-то купил новые духи, кто-то пропитался в курилке дымом сигарет, а кто-то сварил себе кофе и пьет прямо на рабочем месте. Как хотелось получить хоть глоток свежего воздуха!

Вот чего у меня сейчас в избытке, так это свежего воздуха.

Бреду по аллее, едва волоча ноги от усталости: в одной руке коляска, в другой капюшон Танюшкиной куртки. Капюшон у нас служит чем-то вроде уздечки: оттаскиваю свою «норовистую лошадку» от луж, в которые ей так хочется залезть да еще и топнуть копытцем, чтоб брызги полетели во все стороны. Маленькая егоза успевает всюду. Я стараюсь успеть за ней. Без права на расслабление и медитацию. Не успеешь сказать знакомой «привет», как этот вечный двигатель окажется на соседней клумбе, пытаясь накормить пробегающего мимо добермана остатками пионов. Господи, как хочется на работу! Прийти в родной и теплый офис, где нет ветра, луж и безумных гонщиков на четырехколесных велосипедах, и СЕСТЬ НА СТУЛ!

Я попыталась вспомнить, чем занималась на втором месяце прошлой беременности. Был декабрь. Все готовились к Новому году. Я скрывала свою беременность от коллег и знакомых и была озабочена выбором праздничного наряда: смешно, но мне казалось, что тот килограмм, на который я успела поправиться, выдает меня с головой. А еще я всерьез беспокоилась, смогу ли надеть туфли на высоких каблуках: прочла, что беременным свойственна неуклюжесть. Разумеется, речь шла о поздних сроках, но я так долго ждала, когда вольюсь в пузатые ряды будущих мам, что в воображении давно видела себя этаким степенно перекатывающимся колобком... Я наклонилась завязать шнурок. Как все на этот раз просто: спортивные штаны, кроссовки, куртка да кепка. Когда себя видела в зеркале, уже и не вспомнить, а килограммов во мне стало, кажется, даже меньше, чем было месяц назад. Впрочем, до Нового года еще далеко. В декабре я вступлю во второй триместр беременности, изматывающая усталость должна будет отступить, и я смогу подумать о красоте своей оболочки.

 

Танюшка бежит по тропинке, спотыкается о корень и оглашает парк обиженным ревом, потрясенно разглядывая измазанные ладошки. Бросаюсь к ней, в последний момент вспоминаю, что поднимать «тяжести» нельзя, опускаюсь на корточки и сажаю ее себе на колени:

        Ай-ай-ай! Ладушки, ладушки, где были? В грязной лужице!

        Не-е, — тянет Татка, мотая головой. — Ба!

        У бабушки? А что ели?

        Не-е, — снова заливается слезами Татка. Не ели, не пили, и вообще — отстаньте от меня, со своими ужасными корнями, которые не дают человеку спокойно пробежаться!

        А вот я тебе про другую бабу расскажу,    принимаюсь я спешно морочить дочке голову.

Рассеянность    рассеянностью, но стишков и потешек я за последнее время выучила столько, что могу, как скоморох, вести беседу рифмами. Все очень просто: до парка идти далеко, в коляске сидеть Татка не любит, и мне, чтобы удержать ее в благодатной неподвижности, приходится каждый раз разыгрывать моно-спектакли. Впрочем, ее я тоже стараюсь втягивать в игру, быстрее говорить научится. Выглядит это примерно так:

        Наша Таня громко...

        У-у! — жалостно подхватывает Танюшка.

      Уронили мишку...

     Бух!  — она в восторге подпрыгивает в коляске.

     Спать пора, уснул...

   Не, — твердо и решительно прерывает меня дочка. И то верно, как можно спать, если вокруг столько интересного?

Помню, как изменилось мое самоощущение, когда подтвердилась моя первая беременность. Я ходила гордая и таинственная, постоянно прислушиваясь к себе и пытаясь нащупать некую мистическую связь с появившимся у меня ребенком. Разговаривала с ним, представляла, как он растет и развивается, каких успехов уже достиг и какими умениями отличился. Теперь же Татка занимает все мое время и мысли. Я борюсь с усталостью и тошнотой, но я НЕ МОГУ ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ БЕРЕМЕННОЙ!

...Мы вытираем испачканные ручки салфеткой. Татка забывает, что плакала: ее внимание привлекает толстенькая, гладкая палочка. Она соскакивает с моих коленей, подбирает палку и протягивает: на, мол, рисуй!

        Кого? — уточняю я покорно.

        Тата, — нетерпеливо подпрыгивает дочь.

        Ну, смотри: вот у Таты головушка, вот глазки, носик, ротик...

То, что у меня получается, не слишком похоже на человека. В памяти всплывает вычитанная в справочнике фраза: «На головке у эмбриона имеются четыре впадины — будущие глаза и уши». Эмбрион, слово-то какое придумали...

 

Покой нам только снится

Мой малыш растет со скоростью 2— 3 мм в сутки. У него уже не просто какие-то «впадины» на головушке — формируется личико, образовался ротик, в котором даже есть язычок. Ручки и ножки стали длиннее, обозначились бедра и колени, плечи и локти, появились и пальчики, но они еще стянуты перепонкой. Бьется сердечко, развивается мышечная ткань, и можно зафиксировать мозговые импульсы. Человек! Я по-прежнему живу в тревоге. Изучила перечень симптомов, которые могут говорить об угрозе прерывания беременности: периодические боли внизу живота и в пояснице, чувство давления на прямую кишку, повышенное количество слизи в отделяемом из влагалища, кровянистые выделения... Ничего похожего, к счастью, нет. Мучают усталость и тошнота, но это обычное явление.

«Старайтесь больше отдыхать, — советует справочник. — Один из главных факторов, влияющих на самочувствие беременной женщины, — спокойный полноценный сон. Вставайте с постели медленно и спокойно, избегайте резкой перемены положения тела...»

Расскажите это моей егозе! сплю, как заяц, готовая в любой момент сигануть из-под своего куста... в смысле, одеяла. Танюшка давно не сосет грудь но мы все еще пользуемся по ночам бутылочкой с кефиром путь к крепкому сну лежит через сытый желудок. Пыталась ограничить гастрономические потребности   дочери   соской но потерпела фиаско: проходит немного времени, и ребенок, казавшийся спящим, с негодованием выплевывает пустышку, требуя законную порцию калорий. А вот потом, на десерт, уже и сосочку пожалуйте... Сколько же мне предстоит совершить подвигов в ближайшее время! К моменту появления на свет малыша Танюшка должна приобрести все навыки «взрослого» человека, иначе потом мне останется лишь разорваться на две половинки. Нужно отучить ее от соски, бутылки и памперсов,  приучить самостоятельно кушать,   засыпать,   одеваться и     пользоваться     горшком... Но если я сейчас заберу у нее соску и сниму подгузник, то оставшееся от меня к утру «тело» уже вряд ли сможет сменить свое положение! Не отложить ли эксперименты на второй триместр?

О, безмятежные месяцы токсикоза моей первой беременности! Проснувшись по утру, я, в соответствии с медицинскими рекомендациями, дарующими беременной женщине право на капризы и жалость к себе, ненаглядной, двадцать минут потягивалась и постанывала в кровати, не спеша совершать резвых движений, а проникнувшийся важностью своей миссии муж тем временем жарил в тостере хлеб и заваривал мятный чаек (мяту залить кипятком, дать настояться в течение пяти минут, а затем добавить кусочек лимона и ложечку меда). Теперь все выглядит иначе: накувыркавшись за ночь, поутру мы с Таткой еще дремлем, несчастный папа одиноко жарит себе яичницу и уходит на работу, а я просыпаюсь от требовательного вопля: «Ма!» На тумбочке с вечера стоят черные сухарики. Борясь с подступающей дурнотой, я тянусь к тарелке.

        Дать! — кричит Татка, перехватывая провиант. Не в силах бороться, я утыкаюсь обратно в подушку, а она с важным видом сосет мое «лекарство от тошноты», усыпая постель колкими крошками.

        Что  ты  мучаешься?   — возмутилась подруга. — Пусть по ночам к старшей дочке встает папа, тебе и малыша в животе достаточно!

        Муж предлагал мне такой вариант, — горько вздохнула я.

        Почему же ты отказалась?

        Я согласилась. Да только он так храпит,  что  Татки  не слышит.

Впрочем, нужно отдать нашему папе должное. Он очень старается мне помочь. Бережет наш сон по утрам, гуляет с Танюшкой по выходным и даже перешел с рубашек на водолазки, чтобы мне приходилось меньше гладить. А вчера принес букет — просто так, для настроения. Жаль, что пришлось его распотрошить и выбросить лилии — слишком уж сильно они пахли...

Источник фото: Shutterstock

Теги: семейные отношения

Рассказать друзьям

Нравится

Оцените статью:

0 комментариев


Загрузка...

Комментарии к статье

У этой статьи пока ещё нет отзывов.

Ваш комментарий:

* - обязательные поля.

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке.
Буквы чувствительны к регистру.

Конкурсы

Фотоконкурс "Заглянем в детскую"
ОльгаЛ
Наша кукла
Наша кукла
Юлия
Первые игрушки сделаны мамой
Первые игрушки сделаны мамой
Дарина
Наш детский уголок
Наш детский уголок
Татьяна Сибирякова
Маленькая хозяйка новой детской.
Маленькая хозяйка новой детской.
Юлия
Любимые игрушки
Любимые игрушки
Резеда
Наша сказочная детская
Наша сказочная детская
Мария
Сегодня я первые раз перевернулась на животик в своей кроватке))
Сегодня я первые раз перевернулась на животик в своей кроватке))
Мария
Мой родной пеленальный столик, а на нём я)))
Мой родной пеленальный столик, а на нём я)))
Татьяна Аралова
Уютный уголок Алисы.
Уютный уголок Алисы.
Ирина
Любимые Варины книжки и игрушки.
Любимые Варины книжки и игрушки.
ОльгаЛ
Танюшка с игрушками
Танюшка с игрушками
Юлия
Комната для принца
Комната для принца
Все конкурсы

Сейчас читают

Интересное в сети

Загрузка...






Партнеры
www.konliga.biz www.2mm.ru mamaexpert.ru niani.com mamaexpert.ru samaya.ru
Contact our mail department if you are desperate to get blacklisted. www@9months.ru
1 пиксель белый