Логотип журнала 9 месяцев
Войти через:

Получайте самое интересное: конкурсы, акции, новости
Конкурсы
Конкурсы
Форум
Форум


Ольга Величко, Наталья Нарокова. Рассказы о беременности: 4  месяц беременности
1

Дневники беременности

Ольга Величко, Наталья Нарокова. Рассказы о беременности: 4 месяц беременности

Рассказывает Ольга: — Вчера Миша принес симпатичную пушистую елочку, и мы до позднего вечера украшали ее разноцветными шарами и искрящейся мишурой.


Утром  я проснулась с ощущением праздника.  Вдыхая  аромат хвои,  я разглядывала   кружащиеся  за окном снежинки и мечтала  о том,  как мы станем отмечать Новый год, когда наша семья увеличится на одного человечка: Мишка нарядится Дедом Морозом, мы будем водить хороводы, а утром малыш проснется раньше всех и помчится к елке за подарками.

        Вчера Миша принес симпатичную пушистую елочку, и мы до позднего вечера  украшали ее разноцветными шарами и искрящейся  мишурой.  Утром  я проснулась с ощущением праздника.  Вдыхая  аромат хвои,  я разглядывала   кружащиеся  за окном снежинки и мечтала  о том,  как мы станем отмечать Новый год, когда наша семья увеличится на одного человечка: Мишка нарядится Дедом Морозом, мы будем водить хороводы, а утром малыш проснется раньше всех и помчится к елке за подарками.

Идиллическая картинка была разрушена нетерпеливым звонком в дверь. Так мог звонить только один человек.

        Привет!

Шурша огромным пакетом, Тошка промчалась мимо меня на кухню и скорбно объявила:

        У меня проблема.

        Опять что-то с Сергеем? —            встревожилась я.

        Да нет, — отмахнулась Тошка и закружила по кухне, деловито заглядывая в кастрюли.

        Есть что-нибудь пожевать?

        Хочешь, морковки натру?

        Издеваешься? — оскорбилась подруга. — Мяска бы...

        Я как раз нажарила для Миши котлет на ужин.

        Тащи!

Надо сказать, что Тошку наконец перестало тошнить, и она будто с цепи сорвалась — ела все подряд и в совершенно невероятных количествах. На мои упреки она беспечно отвечала: 

        Не бухти, в соответствии с твоим любимым справочником я имею полное право поправиться на 11 —13 килограммов. 

        А ты знаешь, из чего складывается это число? Между прочим, почти 6 кг составят увеличение матки и молочных желез, детское место, амниотическая жидкость, клеточная жидкость и объем крови матки. Около 3,5 кг будет весить ребенок, и только 3,5 кг отводится на долю жировой ткани. Я вот думаю, что в этом пункте можно ограничиться и полутора килограммами... 

        Не забывай, что у нас разная исходная ситуация. Я балерина, и мой рабочий вес 48 кг, а ты фотограф и перед беременностью весила 57 кг. Значит, у меня есть целых 9 резервных килограммов, чтобы догнать тебя, а потом еще 3,5 — чтобы выполнить указания справочника! — Тошка с победным видом сунула в рот кусок котлеты. 

Я только махнула рукой:

        Ладно, так в чем твоя  проблема?

Тошка метнулась в коридор и притащила объемный пакет: 

        Вот, не знаю, что надеть на Новый год. Синее платье покороче или розовое подлиннее? 

        А может, что-нибудь... пошире? Уж больно  эти  платья твой животик обтягивают.

        Вот и хорошо, пусть все знают, что я беременна, — гордо заявила Тошка. 

Мы сошлись на том, что розовое все-таки лучше. Подруга умчалась, а я подошла к зеркалу и поплотнее натянула майку на животе. Догадаться о моей беременности было практически невозможно: те два килограмма, что я успела прибавить, расплылись по телу равномерным слоем, окончательно сгладив намеки на талию. Да, я не балерина, у которой под кожей каждая косточка просвечивает. А может, и хорошо, что мой животик пока не слишком заметен: Новый год мне предстоит встречать в компании многочисленных сослуживцев мужа, а ловить на себе любопытные взгляды посторонних людей как-то не хочется...

Рассказывает Наталья: 

— Мы с Лелькой сидели в кафе неподалеку от дома. Вечером первого января народу здесь былом немного: мы да еще парочка в углу. Подруга в глубокой душевной печали поедала чизкейк, отбросив все свои строгие правила и диеты:

        Ты представляешь, я —  беременная — заставляю себя не думать о том, что могу подцепить в многолюдной компании какую-нибудь инфекцию, мажу нос оксолиновой мазью и еду с мужем на корпоративную вечеринку в какой-то забытый богом пансионат, а он... 

Лелька кинула в чай еще пакетик сахара и нервно застучала ложечкой о край чашки.

        И что же он?

        Сначала мой драгоценный супруг отплясывает со всеми подряд, и я битый час любуюсь, как на нем виснут разнообразные размалеванные трещотки, потом он решает, что стало слишком жарко,  и кидается в одной рубашке на улицу, так что мне приходится вылавливать его из сугробов и со скандалом водворять в помещение, а потом...

        Ну?

        Потом ему в голову неожиданно приходит гениальная идея на тему кредитования. Он решает безотлагательно обсудить ее с парой менеджеров, они дружно пристраиваются к стойке бара и зависают там безо всякой надежды на окончание разговора. Я поначалу пыталась сидеть рядом, но они столько курили... 

Меня стало тошнить. Вышла из бара, побродила по пансионату. Народ веселится, все уже пьяные, знакомых почти нет. Думаю: позову-ка мужа немного прогуляться. Подошла к нему, говорю: что-то голова разболелась...

        А он?

        А он: иди, родная, поспи. Ты,    наверно,    очень   устала!

Чмокнул меня в щечку — и снова о своем кредитовании... Я обиделась и ушла в номер. Всплакнула, а потом и правда спать легла. В новогоднюю ночь! 

Мы дружно вздохнули.

        Вы-то с Сергеем еще не успели друг другу примелькаться. Наверно, Новый год не так встречали...

        Ага, — меланхолично кивнула я. — Сначала я сидела в зрительном зале и смотрела, как он танцует: в театре всегда под Новый год «Щелкунчик» идет. Потом я пошла за кулисы. Заглянула к девчонкам в гримерку, полюбовалась, как они пьют шампанское. Ну, думаю, наверное мой ненаглядный уже готов. Стучусь к нему — а там целая компания! С шампанским уже разделались, перешли на более крепкие напитки. Веселье, дым коромыслом... 

        Вот-вот!

        Я сижу со стаканом яблочного    сока,    единственная трезвая, чувствую, что нить разговора уловить не в состоянии: выпала из жизни коллектива, последних сплетен не знаю, насущные проблемы меня не касаются... «Сереж, — говорю, — поехали домой, мама ждет, стол праздничный накрыла!» В общем, насилу его утащила. Довезла до дома (он за руль сесть уже не мог); без четверти двенадцать мы наконец оказались за столом, а к половине первого он вовсю храпел на диване. Так мы с мамой и просидели вдвоем за телевизором. Никогда у меня не было такого Нового года!

        Ужас, — констатировала Лелька. — Какие же наши мужчины черствые...

        Бездушные...

        Эгоистичные...

        Вместо того чтобы о нас заботиться...

        Радовать...

        Лелеять...

        Вот бы им побыть беременными хотя бы денек!

        Давай, что ли, еще по чизкейку? 

Рассказывает Ольга:

        Мы с Тошкой заказали еще чаю и пригорюнились. В сумочке зазвонил мобильный.

        Оленька, куда ты пропала? — раздался встревоженный голос мужа.

        Сижу в кофейне на углу, размышляю о гримасах бытия.

        Что, одна?!

        Нет, с Тошкой.

        А, тогда понятно.

«Ничего-то тебе не понятно, — подумала я, отключаясь от связи. — Иначе не сидела бы я тут первого января!» 

Сладкого уже не хотелось, но я все продолжала ковырять злосчастное пирожное.

Двери кофейни распахнулись. На пороге стояли наши мужчины, с одинаковыми букетами в блестящей упаковке и с одинаковым виновато-просветленным выражением на лицах. Мы с Тошкой, конечно, тут же растаяли, последовало бурное примирение и хоровые клятвы в вечной любви. 

        Девчонки, пойдемте домой, мы вам сюрприз приготовили...

На лестничной площадке стоял какой-то подозрительный запах. В душу закралось недоброе предчувствие:

        Скажи-ка, дорогой...

Миша уже ворвался в квартиру: 

        Серега, все пропало!

Мы  столпились  на  кухне, разглядывая на сковородке почерневшие останки шпината.

        Вынесите эту гадость в мусоропровод, дышать невозможно, — не выдержала Тошка.

Мужчины удалились выполнять возложенную на них миссию. Дело оказалось долгим, так как потребовало перекура и подробного обсуждения с переходом на проблемы футбола и мировой политики. Я поспешно занялась отбивными, Наташка начистила картошки. Когда мужчины наконец вернулись, ужин был готов. Мы уселись за стол, на котором красовались два одинаковых букета в блестящей упаковке. 

        Ну что, с Новым годом? —  произнес Миша,  наполняя бокалы себе и Сергею.

Мы с Тошкой переглянулись и расхохотались:

        С Новым годом!

Рассказывает Наталья: 

— Праздники миновали, жизнь возвращается в привычную колею. Я решила, что пора выполнить данное Лелюшке обещание и записаться на курсы для беременных. Разложила на столе рекламные вырезки и взялась за телефон. Мне хотелось найти что-то не слишком удаленное от дома и, желательно, в разумной ценовой категории. Однако выяснилось, что программы подготовки беременных отличаются большим разнообразием. От обилия информации голова пошла кругом, и когда на десятом звонке уверенный женский голос пообещал открыть мне секреты «мягких» родов, полностью исключающих стресс для мамы и малыша и гарантирующих крепкое здоровье, я решила, что больше ничего искать не буду. 

Через день я сидела в мягком кресле с чашкой зеленого чая в руках и потрясенно пялилась в телевизор. «Мягкие» роды оказались домашними. Женщина лежала в наполненной водой ванне и при каждой схватке начинала громко завывать прямо-таки оперным меццо-сопрано. Периодически к ней подбегали какие-то дети — как нам пояснили, ее старшенькие. Время от времени в кадре появлялся муж, массировал ей поясницу и поливал из душа. Потом женщина как-то поднапряглась, муж заплескал руками в воде — и выловил откуда-то новорожденного младенца. Не вылезая из ванны, счастливая мамочка сунула ему в ротик пышную грудь и сменила оперное сопрано на нежное курлыканье. 

— Вот как вы будете рожать, — объявила нам руководительница курсов. 

Переполненная эмоциями, я ворвалась к Лельке:

        Все отлично, рожать будем у меня!

        Почему у тебя? — опешила подруга.

        Потому что ты установила в квартире дурацкую душевую кабину, а у меня сохранилась отличная чугунная ванна.

        Подожди, давай-ка по порядку, — взмолилась Лелька. 

Я подробно рассказала ей об ужасах роддома и прелестях домашней ванны, где даже микробы родные и доброжелательные, так как рождающийся ребенок получает от мамы выработавшийся к их присутствию иммунитет. Несносная Лелька выслушала меня весьма скептически, сняла с полки свой справочник и пошла задавать каверзные вопросы: «А если?.. А вдруг?.. А как?..» 

        Не знаю, — не выдержала я.

        Неужели ты не спросила?

        Спросила.

        Ну?

        Мне сказали: не впускай

в душу негатив.

Мы помолчали.

        В принципе, можно вызвать на роды кого-нибудь из инструкторов курсов.

        У них есть медицинское образование?

        У них есть дети. А образование... По-моему, наша лекторша была виолончелисткой. 

На следующий день я вновь обзванивала курсы. Очень любопытным показалось плавание беременных с органичным переходом в плавание с младенцами. В выходные я уже плескалась в бассейне. 

Беременные занимались аквааэробикой. Вокруг бултыхались малыши: мамы окунали их под воду, отпускали, а через пару метров вылавливали обратно. Младенцам нравилось. Несколько напряженнее была обстановка в сауне: некоторые крохи пытались протестовать против жары, им затыкали рот грудью и все равно оставляли в парилке. На выходе малышей поджидало новое испытание: на них выливали кувшин холодной воды. Орущий рот опять же затыкали грудью. 

Мне в сауне стало нехорошо.

— Ничего, втянетесь, — пообещала инструктор. — Облейтесь водичкой и ныряйте в бассейн. 

Тем временем в бассейне разворачивалось действо поистине удивительное: инструктор проводила «лечебное проныривание». Малыша ритмично макали под воду, давая ему лишь секунду на судорожный вдох. Захлебывающийся, полный ужаса кроха не успевал даже вскрикнуть. Мама с круглыми от жалости глазами стояла рядом, но почему-то не вмешивалась.

        У него проблемы с животиком, — пояснили мне.

        Может,   великодушнее было бы поставить клизму?

        Что  вы,  клизма  очень вредна! 

Я выскочила из бассейна и помчалась к Лельке:

        Ни за что! Никогда! Не хочу!

        Успокойся, — поглаживала меня подруга по дрожащей руке. — Есть ведь и другие курсы. 

Я призадумалась:

        А вот мне рассказывали, что беременным на живот цепляют какой-то музыкальный пояс...

        Наташ,  ты  не  будешь против,  если  поиском  курсов займусь я?

Вскоре Лелька положила передо мной программу курсов при семейном роддоме:

        Новая группа начинает работу с первого февраля. Пойдем?

Рассказывает Ольга:

— Я очередной раз перерывала студию, мучительно пытаясь понять, куда делся диск с нужными мне снимками. Надо сказать, что в последнее время я стала на удивление рассеянна: постоянно что-нибудь теряю, забываю и путаю. Появилась привычка возвращаться домой, чтобы проверить, выключен ли свет, заперта ли дверь... Это невыносимо. Доктор говорит, что после родов я опять приду в норму, но диск-то мне нужен прямо сейчас! Взгромоздившись на стул, я принялась шарить на верхней полке. Звякнул колокольчик, и в студию вошла сухонькая старушка: 

        Добрый день. Вы Ольга?

Выяснилось, что полгода назад я снимала бабулю на какой-то документ, и ее так впечатлила моя работа, что она непременно решила позвать меня в качестве фотографа на свадьбу внучки.

        К сожалению, я сейчас не работаю на выезде. Я в положении.

Старушка всплеснула руками:

        Так что же вы по стульям скачете, да еще руки вверх поднимаете!  Этого категорически нельзя делать беременным. А еще нельзя вязать, а еще... 

Короче говоря, из слов старушки выходило, что беременным женщинам можно только неподвижно лежать на диване и смиренно дожидаться родов. Распрощаться с неожиданной доброжелательницей стоило мне большого труда. Домой я вернулась в ужасном настроении. Тут же зазвенел телефон: 

        Лелька, ты представляешь, он шевелится!

        Кто? — тупо переспросила я.

        Мой малыш! Это так здорово, так удивительно! Я сначала сомневалась, но теперь абсолютно уверена. А у тебя еще не шевелился? 

— Нет, — тихо ответила я, чувствуя, что горло предательски сжимается. — Извини, я очень устала.

Бросив трубку, я прижала ладони к лицу. «Хорошо Тошке — никакого склероза, малыш шевелится... — жалобно всхлипывала я, совершенно позабыв, каково было моей подруге, когда ее тошнило три месяца подряд. — А почему же не шевелится у меня? Неужели что-то не так?»

 

 

Источник фото: Shutterstock


Рассказать друзьям

Нравится

Оцените статью:

1 комментариев


Загрузка...

Подписаться на отзывы RSS

Комментарии к статье

1—1 из 1

Боже мой! Как противоречиво! С одной стороны так и побуждает испытать радость материнства, с другой - навеивает страхи возможных проблем. Очень глубоко, Олечке и Наташе большое спасибо!

7 августа 2010

Ваш комментарий:

* - обязательные поля.

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке.
Буквы чувствительны к регистру.




Сейчас читают

Интересное в сети

Загрузка...







Партнеры
www.konliga.biz www.2mm.ru mamaexpert.ru niani.com mamaexpert.ru samaya.ru
Contact our mail department if you are desperate to get blacklisted. www@9months.ru
1 пиксель белый