Логотип журнала 9 месяцев
Войти через:

Получайте самое интересное: конкурсы, акции, новости
Конкурсы
Конкурсы
Форум
Форум


Тридцатипятилетняя Вика (беременность 13 недель), редактор издательства детской литературы, отчаявшись найти спутника жизни, решилась на непростой шаг: забеременела с помощью донорской спермы.


У Вики есть брат, врач. Брат всячески поддерживает Вику и помогает ей. Ее подруга и коллега двадцатипятилетняя Рита (беременность 9 недель) живет по соседству. В этом районе Рита выросла, здесь же и квартира ее мужа Саши. Они поженились полгода назад. Перед самым Новым годом Рита узнает о незапланированной беременности, которая очень расстраивает ее. У Риты есть подруга детства Катя, преподаватель института культуры и массовик-затейник. Два года они с мужем безуспешно пытаются завести ребенка…

Тревожный выходной

…Была суббота, выходной, можно было никуда не спешить. Вика стояла у окна на кухне и ждала, пока сварится кофе. Пожалуй, это была единственная «вредная» привычка, от которой Вика так и не смогла себя отучить. Она всегда очень любила кофе. И чтобы он непременно был крепким и обязательно черным. Понимая, что избыток кофеина совершенно ни к чему малышу, она мужественно старалась отказаться от кофе совсем. Но эта борьба с собой вызывала в ней приступы раздражения, Вике был жизненно необходим кофе – хотя бы по утрам. Своими терзаниями Вика поделилась с Тамарой Ивановной, врачом женской консультации. С доктором практически сразу сложились хорошие отношения, и это Вику радовало. Тамара Ивановна создавала впечатление специалиста опытного, она была всегда приветлива, относилась к будущим мамам мягко и с пониманием. Сидя в очереди на прием, Вика ни разу не слышала о ней негативных высказываний. И это было здорово, потому что хороший врач должен быть помощником и добрым советчиком, а не источником постоянных конфликтов и дискомфорта.

– Виктория, – Тамара Ивановна сдвинула очки на кончик носа и посмотрела на Вику поверх стекол, – неужели вы считаете, что ежедневная борьба с собой пойдет на пользу вам и ребенку?

– Нет, я так не считаю, но кофе… Это же вредно…

– Гораздо вреднее то, что постоянно портит будущей маме настроение. Значит так. Проблем с давлением в настоящее время у вас нет, сердце в порядке. Я разрешаю пить некрепкий кофе, но только одну чашку в день и лучше с молоком.

С тех пор Вика пребывала в замечательном настроении до того самого момента, как два дня назад пришли результаты ее «двойного теста». Было выявлено отклонение от нормы, и Вика переживала невероятно. «Ну почему так несправедлива жизнь? – думала она. – Я хотела этого малыша, мечтала и строила планы. И что будет теперь, если опасения врачей подтвердятся?»

Вике нужна была чья-то поддержка. Маме она пока ничего не говорила, Катя с Игорем уехали на выходные в какой-то загородный пансионат кататься на лыжах. Вика взяла телефон и набрала Риткин номер. Когда Рита ответила, ее голос не понравился Вике. Он был серым и безжизненным.

– Рита… Что у тебя с голосом? Ты себя хорошо чувствуешь? – на какое-то мгновение Вика совсем позабыла о своих собственных проблемах.

– Плохо…

– Ритка, что случилось? – Вика не на шутку встревожилась. – Ты где, дома?

– Я у мамы.

– Что-то с мамой? Ритка, что ты молчишь?

– C мамой все хорошо… – Вике показалось, что она слышит в трубке всхлипывания.

– Рита, я сейчас приду…

Родители Риты жили в соседнем доме, идти было всего минуту. Вика не стала тратить время на переодевание, накинула пуховик прямо поверх домашнего спортивного костюма и выскочила из квартиры.

 

Разговор на кухне

Дверь открыла Рита, бледная и решительная. Вика, конечно, знала, что подруга – человек достаточно твердый, но такого жесткого блеска в глазах у Риты она ни разу не видела.

– Я ушла от Саши!

– Как?.. – Вика так и замерла на месте, не успев до конца снять куртку.

– Так. Пошли на кухню. И не шуми сильно, мама неважно себя чувствует, переживает из-за меня…

Вика не нашлась, что сказать, и пошла следом за Ритой, пытаясь осознать услышанное.

– Я так и знала, что ничего хорошего из этой беременности не выйдет, – Рита горестно вздохнула, разливая по чашкам терпко пахнущий зеленый чай. – Я же рассказывала, что Сашка воспринял новость без энтузиазма. И я его поначалу понимала и старалась оправдать: в планах ребенка пока не было, он человек творческий, ему простор нужен, свобода, а не ограничения. Я думала, что это просто первая реакция, такой вот шок. Потом он свыкнется с этой мыслью, осознает всю важность происходящего и все такое… Знаешь, Вика, мне вдруг впервые в жизни захотелось, чтобы обо мне заботились, чтобы баловали меня, выполняли всякие глупые просьбы. Ну, знаешь, как в глянцевых журналах пишут: «Хочу клубники в феврале в час ночи…» А Сашка вдруг такой холодный стал. Как будто совсем другой человек. Или это я изменилась, не знаю… А тут еще токсикоз этот… Вика, я умираю просто. Каждое утро у меня начинается одинаково: бегу в ванную и пугаю ее страшными звуками. Представь картину: будит меня Сашка утром поцелуем, ну там то, се… А я вскакиваю и бегу в ванную. И долго там сижу. Выхожу зеленая, шатаюсь и так хочется, чтобы обняли, пожалели, тихо по головке погладили, сказали: «Бедная моя девочка, совсем замучило тебя это чудо-юдо в животике…» А Сашка не то чтобы посочувствовать, а вообще со мной разговаривать перестает. Как будто я специально или притворяюсь. Ну должен же человек понимать, что в таком состоянии не до секса… Вика слушала и не верила своим ушам. Она считала Риту с Сашей замечательной парой: молодые, целеустремленные, влюбленные… И никак не могла поверить, что Саша способен так эгоистично себя вести – А вчера, – голос у Риты внезапно задрожал, и она сделала из чашки три больших глотка, – я домой приехала такая уставшая. Ты же помнишь, какая я была вымотанная после ударной сдачи книжки. И еще токсикоз этот… Сашка дома уже был. Мне так хотелось, чтобы я пришла, а он меня покормил чем-нибудь, пожалел. В общем, сорвалась я, Вика, начала заводиться. А он тоже давай на меня орать… Вика, он же никогда раньше даже голос на меня не повышал. А тут я такое о себе узнала… И что я истеричка. И что у меня от гормонов совсем крышу сносит. И что этот ребенок не входил в его планы. Как тебе нравится?

Рита вдруг закрыла лицо руками и разрыдалась. Вика подсела поближе и стала молча гладить ее по волосам.

 

– И знаешь, Вика, что я вдруг поняла, – Рита подняла голову, взгляд ее снова стал жестким. – Мне очень нужен этот ребенок! Я очень его хочу, он мой, и я никому не позволю так с ним обращаться! Я просто замолчала и отправилась спать в гостиную. А рано утром собрала самое необходимое и пришла к родителям. Знаешь, у нас даже не принято было спрашивать, кто, где и почему задерживается. Считали так: раз задержался, значит, было надо. А спрашивать – это как будто контролировать. А вчера вдруг подумалось, что это больше похоже на равнодушие. Как будто нам все равно, где каждый из нас ходит и что с ним. И так жить неправильно! Я так остро это почувствовала: семья – это там, где все делается сообща, где все друг другу рады, где все горой друг за друга. Так, как это всегда было у мамы с папой. А мы с Сашкой – никакая не семья. Он не на моей стороне. При первых же трудностях он меня предал. Меня и нашего ребенка. А с предателями я не хочу иметь ничего общего…

– Рит, ну все еще будет хорошо… Он все поймет. Просто ему нужно время.

– Поймет, не поймет – какая разница. Я не хочу его видеть в своей жизни – и точка. Не хочу больше сейчас об этом говорить, – Рита тряхнула головой. – Расскажи мне лучше, что там у тебя за проблемы с анализами? Ты вчера что-то начинала рассказывать, но так и не успела закончить. Да и я стала такой невнимательной, все забываю, и еще эта постоянная тошнота меня выматывает так, что просто ни о чем другом думать не могу.

– Рита, мне врач советовала при токсикозе каждое утро, не вставая с постели, выпивать полстакана кефира или молока. И можно с одним печеньицем. А брат говорит, что можно фрукт какой-нибудь съесть, банан или яблоко, например. Главное – чтобы не было длительных перерывов между едой: тошнить чаще всего начинает на голодный желудок. Кушай по чуть-чуть каждые 2-3 часа. Мне это помогало. И еще поговори с врачом, может, он тебе даст еще рекомендации или витамины какие-нибудь нужны?

– Спасибо. Буду пробовать. Но ты опять ушла от ответа. Так что там у тебя с анализами? Не темни.

– Да я тебе ничего толком пока и не скажу. Делала я неделю назад скрининг. И вот позавчера…

– Погоди, не так быстро. Что за скрининг? Мне такое тоже нужно? Я теперь все, что нужно, буду делать, только бы с малышом все было хорошо. И даже переживать не буду. Вот возьму и прямо сейчас перестану переживать, – Рита всхлипнула.

– И тебе нужно. Скрининг всем беременным сейчас делают. Мне брат объяснял, что скрининг – это «просеивание». Как будто всех будущих мам просеивают через сито. И часть в этом «сите» остается. Вот это и есть группа риска, в которой возможны разные осложнения беременности. Берут из вены кровь, а через 4–5 дней приходит результат. По-другому это еще называется «двойной» тест (определяют в крови два показателя, по которым выявляют вероятность развития пороков у плода). И плюс к этому еще УЗИ. Все это проводят на 10–13 неделе беременности. Так что тебе еще пока рановато, ведь у тебя только 9 недель. Мне сделали этот скрининг неделю назад, – Вика тяжело вздохнула. – А позавчера пришел результат.

– И что? – Рита отставила чашку и внимательно посмотрела на Вику.

– Марго, ну я же и так в группе риска – все-таки беременность в позднем возрасте. Я бы и не стала этот тест вообще делать, не хочу ничего знать. Но врач настояла. В моем возрасте увеличивается риск развития синдрома Дауна и других генетических заболеваний у малыша…

 

– Вика, не тяни. Что с тестом?

– В общем, у меня гораздо больше шансов родить ребенка с синдромом Дауна, чем у среднестатистической женщины. Ох, Ритка, я уже две ночи не сплю, реву. Ну чего я такая невезучая, а?

– Так, подожди впадать в панику, еще ничего не известно! На чем там этот тест основан?

– Брат рассказывал так: при наступлении беременности в организме начинает вырабатываться особый гормон, кажется он называется ХГЧ. Он нужен для сохранения беременности. Его концентрация в крови постоянно увеличивается и к 10–12 неделе достигает своего пика. Поэтому именно в этот период его и исследуют. И если его количество значительно превышает норму, это может говорить о синдроме Дауна.

– А УЗИ что показало?

– На УЗИ тоже есть небольшие изменения, – Вика вздохнула.

– И что теперь? – Рита внимательно посмотрела на Вику.

– Теперь нужно срочно идти на консультацию к генетику. А вдруг он скажет, что нужно делать инвазивное исследование. Это когда делают прокол живота и берут на исследование материал. А я боюсь его делать, Ритка! Это может привести к выкидышу. Такое бывает редко, но риск все?таки есть! Ведь с малышом, возможно, все в порядке. А мне сделают прокол, и я могу его потерять… Что мне тогда делать, а? Я не хочу прерывать эту беременность, я так долго к этому шла, столько сомнений и страхов в себе преодолела… Но теперь мне еще  страшнее, чем в самом начале. А вдруг диагноз подтвердится? Я все эти дни раздумываю над тем, смогу ли воспитывать больного малыша. Рита, я не знаю ответа на этот вопрос. Я не уверена, что готова… Мне стыдно за себя, но это так… В общем, совсем я запуталась, Ритка…

– Да подожди ты причитать! – Рита резко одернула подругу. – Еще ведь ничего точно не известно! Вот если все подтвердят, тогда и будешь переживать и думать, что делать дальше. А пока нужно просто верить во все хорошее! Еще же ничего не случилось, а ты уже раскисла. Ну, хочешь, я с тобой вместе на эту процедуру пойду? Хочешь?

– Хочу. – теперь всхлипывала Вика, а Рита гладила ее по голове.

 

Все будет хорошо!

В понедельник Вика побывала на консультации у генетика. Врач внимательно изучал результаты УЗИ, «двойного теста» и другие Викины анализы, задавал вопросы по поводу наследственных заболеваний в семье. А потом долго беседовал с Викой о необходимости дальнейшего обследования и том риске, который в ее ситуации был действительно велик.

– Вы должны хорошо подумать и постараться решить для себя, повлияет ли негативный результат на ваше решение продолжать вынашивать ребенка, – врач смотрел на Вику с пониманием. – Если вы планируете сохранить беременность в любом случае, то тогда, возможно, проводить дополнительные исследования не имеет смысла. Это просто дополнительный риск. Если же результат для вас важен, лучше узнать все сейчас и прервать беременность при неблагоприятном результате. Или же спокойно вынашивать ребенка, если с ним все в порядке…
После мучительных размышлений Вика все?таки решилась на исследование. Хотя в глубине души была почти уверена, что при любом раскладе беременность сохранит. Но жить в страхе все оставшиеся до родов месяцы было выше ее сил.

Амниоцентез (забор околоплодной жидкости) был назначен на среду. Риту, конечно, в стационар вместе с Викой не пустили. Но она клятвенно заверила подругу, что лично заберет ее из больницы на такси, привезет домой и будет сидеть с ней столько, сколько будет нужно, чтобы Вика пришла в себя и успокоилась. Больше всех за Вику переживала мама. Она даже не стала заводить привычную песню о том, что «нечего было детей заводить неизвестно от кого». Из-за этих непрекращающихся нападок Вика даже стала всерьез подумывать, не уехать ли ей жить в свою квартиру. Но мама, узнав о подозрениях врачей, как-то сразу притихла и вечером накануне исследования долго сидела на кровати в Викиной комнате, держала ее за руку, а потом сказала: «Пусть хоть какой будет, Викушка, все равно наш. Мы его любого будем любить». И потом, когда мама вышла, Вика еще долго не спала, заливая подушку горячими слезами, мучаясь сомнениями и страхами…

А вечером следующего дня, когда все самое страшное было позади, Вика лежала дома в постели, а рядом с ней в креслах пристроились Рита и Катя. Рита, как и обещала, помогла Вике приехать домой, а Катя прибежала после лекций, которые читала своим «ужасным студентам». У Кати были хорошие новости, но она потребовала сначала Викиного отчета.

– Ну что, девочки, – начала рассказ Вика. Она уже не выглядела такой перепуганной. – Не слишком приятная процедура. Но все это не столько больно, сколько страшно. Сначала меня посмотрели на УЗИ, и врач зарисовал на бумаге какую-то схему. Потом, уже в операционной, смазали животик, сделали укол обезболивающего в место прокола и ввели туда длинную иглу прямо в полость матки. Страшно, девочки, аж жуть… Потом через эту иглу набрали жидкость. Околоплодные воды то есть. Потом, когда все закончилось, я еще часа два полежала в палате, меня посмотрели и отпустили домой. Теперь я больше всего переживаю, чтобы не было никаких последствий.

 

– Все будет хорошо, Вика, вот увидишь, – Катя убежденно закивала головой. – Ты только полежи пару дней, отдохни. Не вздумай на работу бежать. Обойдется как-нибудь издательство без тебя.

– Да я и не собираюсь. Теперь бы еще результата дождаться. Я просто умираю от страха, – Вика помолчала, а потом продолжила:

– Катюш, ну расскажи теперь, какие у тебя новости…

– Ну что, девочки, была я у доктора. Его мне Викин брат Мишка порекомендовал. Как мне показалось, он действительно хороший специалист: внимательный, все мне понятно объясняет. В общем, взяли у меня кровь на гормоны, УЗИ сделали. Причем на УЗИ нужно было приходить в точно указанный день менструального цикла. Еще я месяц измеряла базальную температуру. В крови выявили снижение гормона прогестерона. И поставили мне диагноз: недостаточность лютеиновой фазы.

– Это еще что такое? Лечится? – спросила Рита.

– Лечится, да! – Катя сияла. – Как мне объяснил врач, у меня плохо работают яичники. В нужный момент они вырабатывают недостаточно этого самого прогестерона. Из-за этого слизистая матки не может нормально подготовиться к тому, чтобы оплодотворенная яйцеклетка к ней нормально прикрепилась. Понимаете, оплодотворение происходит. То есть мы сможем иметь детей! Нужно только чуть-чуть помочь организму! Мне назначили ДЮФАСТОН. Это гормональный препарат, аналог прогестерона. У нас обязательно все получится!
– Эх, девочки, – вздохнула Вика, – скоро мы сами будем как врачи… Рита, а что Саша, звонил?

Рита ответила не сразу.

– Звонил. Но меня его звонки больше не волнуют…

Спустя два дня Вика получила первые предварительные результаты. Они были обнадеживающими. И хотя точный ответ она сможет узнать только через две недели, эта первая добрая весточка поселила в Викиной душе уверенность, что теперь-то уж точно все будет хорошо…

Источник фото: Shutterstock

Теги: рассказы о любви

Рассказать друзьям

Нравится

Оцените статью:

0 комментариев


Загрузка...

Комментарии к статье

У этой статьи пока ещё нет отзывов.

Ваш комментарий:

* - обязательные поля.

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке.
Буквы чувствительны к регистру.


Сейчас читают

Интересное в сети

Загрузка...






Партнеры
www.konliga.biz www.2mm.ru mamaexpert.ru niani.com mamaexpert.ru samaya.ru
Contact our mail department if you are desperate to get blacklisted. www@9months.ru
1 пиксель белый