Логотип журнала 9 месяцев
Войти через:

Получайте самое интересное: конкурсы, акции, новости
Конкурсы
Конкурсы
Форум
Форум


Любимые ямочки!
0 4.7

Рассказы о родах

Любимые ямочки!

Воспоминания о родах

Ничто не дает такого живого представления о родах, как воспоминания молодых мам, переживших чудо рождения малыша. В каждом номере мы будем публиковать рассказы, подобранные в соответствии с темой данной рубрики.


le="text-align: center;">  

Рассказ о родах

Готовясь к рождению сына, мы заблаговременно заключили контракт с роддомом и выбрали врача. И наши старания себя оправдали: несмотря на все проблемы, роды прошли благополучно.

Последние дни

В 10 минутах ходьбы от нашего дома есть роддом. Начитавшись в интернете положительных отзывов о нем и  поняв, что от добра добра не ищут, я «нацелилась» рожать там. Сразу решили заключить контракт, поскольку, с  одной стороны, финансы позволяли, а с другой – в свои первые роды хотелось обезопаситься по максимуму. Кроме того, мне не хотелось волноваться по поводу того, примут ли меня в выбранный роддом.

Агент в страховой компании предложила нам с мужем на выбор двух врачей. Они были мне более-менее знакомы по отзывам, и в итоге я была представлена своему врачу. Она показалась мне вежливой, строгой и вполне компетентной. После осмотра и оценки роддомовских результатов КТГ и УЗИ, согласно которым предполагаемый вес ребенка на 37 неделе беременности был около 3300 г, врач, удовлетворенно хмыкнув, сказала, что малыш уже готов «на выход с вещичками». Она порекомендовала мне не носить больше бандаж, вести активный образ жизни (в том числе половой), снабдила меня своим номером телефона и велела приходить на осмотр через неделю, а  также позвонить, если вдруг надумаю рожать раньше ПДР – 11 ноября.

В результате до родов я успела побывать в роддоме еще несколько раз. После одного из осмотров вечером отошла пробка, такая, как ее и описывают – сгусток коричневатой слизи. Я понеслась сообщать радостную новость мужу и своей маме, которая месяц назад приехала к нам, чтобы помочь. Муж позеленел, мама слегка побледнела, но продолжала вышивать и внешне спокойно предложила всем выпить чайку… Я на всякий случай полистала «беременный» форум, поняла, что пробка еще не означает сиюминутное начало родов и у меня еще есть время, чтобы дозреть.

Неправильное начало

Через несколько дней во время моего очередного посещения врач, горестно повздыхав, что мне никак не рожается, хотя вес ребенка уже за 3700 г, возраст 30 лет, а роды первые, дала мне еще пару дней и велела приходить 3 ноября с вещами на дородовую госпитализацию.

Рожать мне еще не хотелось, но и лежать на праздники в роддоме тоже было невесело, поэтому я решила, что, если не «зарожаю», пойду отпрашиваться у врача на праздники домой. 3 ноября, в 39 недель, врач послушала наши просьбы и отправила меня на КТГ и УЗИ со словами: «Если там все хорошо, то можешь еще дома побыть, но 9 чтобы без всяких отговорок была на месте!»

На радостях я улетела делать процедуры, прокручивая в голове, что я еще успею дописать на работу отчет, докупить ванночку, ну и вообще неделя – это так много! КТГ прошло «на ура», а вот врач УЗИ вдруг увидел многоводие, вес сына 3950 г и обвитие пуповиной в области шеи (последнее я и так знала уже с 32?й недели). Доктор покачала головой и отправила на кресло для контрольного осмотра. После пары минут послышалось несколько звучных плюхов.

 

– Что это? – спросила врач.

Я рассказала, что несколько дней назад у меня уже что?то подобное было: со столовую ложку жидкости я обнаружила на прокладке.

– Хм… – сказала доктор, задумчиво намазывая на стеклышки пробу этой самой жидкости. – Если это то, что я думаю, то сегодня ты, пожалуй, никуда уже не пойдешь.

Выпроводив меня посидеть с мужем в коридоре, врач понесла пробу в лабораторию. Через 15 минут она вернулась и сообщила, что эти «плюхи» – околоплодные воды (видимо, у меня произошел высокий боковой надрыв плодного пузыря) и что я могу отдать мужу вещи и идти за ней.

Сдав меня медсестре в приемном отделении, врач сообщила ей, чтобы меня готовили в родильный блок. В легком ступоре я покорно разоблачилась, мне выдали занятной расцветки халатик и велели отдать все остальное мужу, который в это время с пакетами пытался ко мне пробиться через толпу в приемном покое. В итоге мне разрешили взять с собой только две бутылки воды, телефон с зарядкой, резинку для волос и тапочки. Муж с таким же оторопевшим лицом, какое, видимо, наблюдалось и у меня, забрал вещички и отправился домой, сообщать теще последние новости.

Медсестра быстро провела опрос, померила температуру и отправила меня на клизму, предварительно слегка пройдясь по промежности бритвой (дома-то я подготовилась, но из-за живота, видимо, не все удалось сбрить). После этого врач повела меня в родильное отделение. Я посмотрела на часы, висящие над дверью: они шли и показывали 12.00. Интересно, сколько будет времени, когда я буду отсюда уезжать?

Мои размышления прервала приятная высокая девушка-акушерка. Она очень быстро поставила мне в руку катетер, привезла пару аппаратов (один я узнала – КТГ) и улетела по делам.

Пришла доктор, водворила меня на кровать и пояснила, что собирается проколоть пузырь и  слить воды, так как надрыв уже случился и ждать нельзя. Сказала, что воды светлые и это хорошо. Затем последовала краткая речь:

– Начинаем мы с вами, Елена, не очень удачно: вообще-то, сначала должны быть схватки, потом воды, а у вас получается наоборот. Но посмотрим, как все пойдет дальше.

Жизнь налаживается!

Меня оставили ждать схваток. Минут через 5 стало тянуть поясницу: боли типа менструальных, но посильнее, зато вполне терпимые. Я начала кружить по блоку, периодически заглядывая в туалет. Поясницу прихватывало примерно раз в 13–15 минут. Ко мне заглядывала акушерка, укладывала на кушетку и делала уколы – и через катетер в руке, и в «филейную часть». На мои вопросительные взгляды она очень мило ворковала, что это витаминки для меня и ребенка. Хотя болезненный укол в попу она честно откомментировала: «Это для лучшего раскрытия шейки матки». Пару раз заглядывала доктор, интересовалась, как мои дела, и на второй раз решила взглянуть сама. Осмотр на схватке был болезненным. Поинтересовавшись периодичностью схваток, она покачала головой:

– Не нарастают. Если так пойдет дальше, может быть, придется сделать кесарево. Подождем обхода заведующей и потом пригласим анестезиолога.

Я пропыхтела, что лучше бы наоборот: сперва анестезиолога, потом заведующую. Мне улыбнулись и велели пыхтеть дальше.

В 14.30 ко мне в родильный блок пришли 5–7 человек во главе с заведующей. Кто?то из врачей уложил меня на кровать и стал смотреть раскрытие. Мой доктор комментировала:

– 30 лет, роды первые, ребенок около 4?кг.

Смотревшая меня врач сообщила:

– Открытие 1,5?см, шейка открывается плохо. Чтобы помочь раскрытию, нужна эпидуральная анестезия.

Еще посовещавшись и сказав мне комплимент, что для рождения детей сложение у меня «самое то», делегация удалилась.

 

В 15.30 женщина строгого вида вкатила в блок тележку и стала деловито раскладывать инструментарий. Минут через 5 вошел анестезиолог. Он спросил меня, чем я болею, есть ли аллергия, как я отношусь к лекарствам, знаю ли, какие могут быть побочные эффекты от обезболивания и есть ли у меня к нему вопросы. Предупредив, что он все равно не успеет между схватками все сделать и будет их пережидать, анестезиолог приступил к работе: повернул меня на бок, свернул калачиком, нащупал место для укола:

– Сейчас я обезболю место, куда буду ставить катетер. Внимание, укол!

Почти не почувствовав укол, зато запыхтев на очередной схватке, я уже очень хотела продолжения. Что-то прошуршало за спиной. Наконец мне велели перевернуться на спину, приклеили шнур от катетера к груди.

– Это для добавки, – многозначительно пообещал врач. – Полежите на спине полчасика, и все будет равномерно обезболено. Анестезия действует около двух часов.

С этими словами бригада укатила восвояси, а в моем теле наконец образовалась приятная гибкость, ноги слегка стали «ватными», и боль исчезла.

Резюме: анестезию сделали практически безболезненно и подобрали дозу очень четко – боли не было вообще! Пока я в блаженстве валялась на кровати, зашла доктор:

– Ну что, жизнь налаживается?

– Еще бы!

Она провела осмотр и велела по возможности отдохнуть. Прибежала акушерка, поставила КТГ, добавила пару уколов, познакомила меня с мочевым катетером, но, опять же благодаря эпидуралке, это все прошло на ура. Потом КТГ сняли и сообщили, что я могу погулять. Но я заснула и сквозь дрему слышала, как заходила врач, к 18.00 она посмотрела раскрытие. Подошедшая акушерка с любопытством спросила: «Ну как там?» Врач с довольным лицом сообщила: «6?см». Они ушли звать анестезиолога добавить еще немного обезболивающего, потому что действие первой части уже подходило к концу и начинало потягивать живот.

Я заснула еще на полтора часа. Часам к 7 вечера снизу начало поддавливать, но совсем слегка. «Потуги!» – догадалась я. Подошла доктор и объяснила, что сейчас анестезия закончится и добавлять больше ничего не будут, чтобы я чувствовала, когда нужно тужиться. И тут придется потерпеть и поработать.

– Угу, – кивнула я, еще не чувствуя подвоха.

Тяжелая работа

В 19.30 все началось. Анестезия начала отходить, боль – возвращаться. Переход был слишком контрастен! Акушерка прикатила тележку, на которой стояли баночки с чем?то желтоватым. Зачем мне столько анализов мочи? Ах, это вазелин… Врач села у меня в ногах и начала проводить процедуры, используя энное количество этих самых баночек. Мне казалось, что сын должен выскользнуть, как угорь. Но для этого надо было еще и самой поработать. Мне велели на схватке обхватывать ноги и тужиться 3 раза за схватку. Я старательно надувала щеки, за что меня тут же нещадно критиковали:

– Ты что, так в туалет по-большому ходишь? Я что сложного прошу у тебя? Просто покакай!

 

Врач с акушеркой удивлялись моей непроходимой тупости и наперебой уговаривали: «Давай, давай», – а я схватку за схваткой профукивала в лицо. Мне дали маску подышать (по-моему, никакого эффекта – только слегка отвлекаешься от процесса) и настойчиво продолжали попытки научить меня тужиться. Поняв, что это бесполезно, врач со вздохом сказала:

– На кресло!

Пока я с помощью акушерки карабкалась на эту «джомолунгму», врач, надевая кожаный передник, сказала:

– Тут без вопросов будет эпизиотомия.

Во время беременности именно этой фразы я боялась, но сейчас, если честно, было уже все равно. Что угодно, только поскорее.

Итак, схватка! «Давай, давай!» – скандировал хор из десяти человек вокруг, а я ощущала себя спортсменом на стадионе и обливалась потом. И тут до меня впервые дошло, что если я хочу наконец разродиться и увидеть малыша, который, к слову сказать, уже полтора часа стоит в родовых путях, то хватит себя жалеть и беречь. И я, плюнув на все, именно туда, где было максимально больно, стала прикладывать максимум усилий.

– Ну наконец-то стало получаться! – удовлетворенно прокричала доктор.

Я, воодушевленная ее словами (видеть я все равно ничего не могла: на схватке жмурилась – видимо, для усиления эффекта), еще пару раз потужилась и краем глаза увидела что-то синее.

– Еще немного! – завопили вокруг меня.

Последний рывок – и сын выскользнул тяжелой рыбкой в руки акушерки. Уффф….Это чувство облегчения не сравнить ни с чем. Эмоций нет, эйфории тоже. Есть только понимание, что ты это сделала.

Сын родился!

Через минуту я наблюдала, как синее тельце моего сына обступили четыре фигуры в белых халатах и начали колдовать.

– У кого из вас такая большая голова? – с любопытством поинтересовалась одна из врачей.

– Наверное, у мужа, – предположила я, потрогав свою.

Закряхтел сын не сразу – на третьей минуте, а еще минут через пять завопил, когда из пятки стали брать кровь на анализ. Я увидела малыша мельком, когда врачи расступились: в глаза бросились баклажановый цвет кожи, круглое личико и круглый подбородок с ямочкой.

Параметры акушерка прокричала в коридор: 21.00, мальчик, 3790 г, рост 52?см, обхват головы и груди по 37?см. В это время ко мне подошла врач, слегка нажала на живот и попросила потужиться. «А это плаценту хотят», – подумалось мне, и я, ничего не почувствовав, родила и ее, после чего наконец получила свою долгожданную бутылку с водой. Сына завернули в одеяло и быстренько унесли, а ко мне подошла детский врач и сообщила, что у  малыша было двукратное тугое обвитие и относительно короткая пуповина, поэтому сейчас его с гипоксией увезли в кювез в детское отделение и будут наблюдать.

После этого в родблоке поредело, акушерка подошла к катетеру и стала что-то туда добавлять, одновременно сообщив мне, что благодаря своим непомерным усилиям на кровати вся физиономия теперь у меня в крапинку. Анестезиолог добавил дозу для обезболивания, и меня зашили. Потом плюхнули на живот пузырь со льдом, отдали телефон и оставили на час полежать.

Через час меня отбуксировали на каталке в палату, велев лежать на животе. На следующий день болели швы, я ходила по стенке; не было сил даже добраться до столовой – еду приносили в палату. Полюбовалась на себя пятнистую в зеркале: все лицо и грудь были в крапинку, да и глаз зацепило.

Посещения детей в детском отделении роддома разрешены 2 раза в день по часу, поэтому в первый же день я сходила к сынишке и наконец познакомилась с ним поближе. Он там был самый крупный и лежал в палате с гаремом из трех девиц, весивших на троих 6 кило. На кормление сына принесли только на четвертые сутки, отдали в палату на шестые, а выписали нас – на седьмые. И если через сутки после родов на вопрос «хочу ли я еще детей», я бы ответила «только под угрозой развода», то через трое суток, глядя на своего сына, я готова ответить «Хочу! И не одного!»

Источник фото: Shutterstock


Рассказать друзьям

Нравится

Оцените статью:

0 комментариев


Загрузка...

Комментарии к статье

У этой статьи пока ещё нет отзывов.

Ваш комментарий:

* - обязательные поля.

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке.
Буквы чувствительны к регистру.


Сейчас читают

Интересное в сети

Загрузка...






Партнеры
www.konliga.biz www.2mm.ru mamaexpert.ru niani.com mamaexpert.ru samaya.ru
Contact our mail department if you are desperate to get blacklisted. www@9months.ru
1 пиксель белый