Логотип журнала 9 месяцев
Войти через:

Получайте самое интересное: конкурсы, акции, новости
Конкурсы
Конкурсы
Форум
Форум


Сразу двое!
0 5

Рассказы о родах

Сразу двое!

Рассказ о родах

Мы с мужем в браке уже 4 года. Очень хотели ребенка, но, как ни старались, ничего не получалось. И вышло так, что в день смерти отца моего мужа я узнала, что беременна (была уже седьмая неделя). Врач УЗИ с уверенностью сказала, что у нас будет двойня.


г. Москва
le>

Рассказ о родах

Беременность прошла отлично, токсикоза не было, я чувствовала себя великолепно. Единственное, нужно отметить, что я очень сильно набирала в весе: к 30-й неделе прибавила уже 30 кг и весила 110 кг.

На 31 неделе встаю с утра пораньше, так как нужно было сходить к врачу, и вижу, что подо мной небольшая лужа. Если честно, даже не поняла, что это такое, что со мной ночью произошло. Так и собралась в поликлинику, а когда пришла, наконец-то поняла, что у меня начали потихоньку подтекать воды.

Врач сразу же вызвала «скорую», и меня отвезли в роддом. В роддоме три дня соображали, что же со мной делать. Сохранять беременность или рожать? Самой рожать или «кесарево»? Наконец главврач решил, что нужно оперировать. Я не могла поверить, что уже на днях рожу детей, совсем крошечных. Верила, конечно, что все будет хорошо, но настроения не было, постоянно плакала, все эти три дня ничего не ела.

И вот наконец утром 10 декабря меня ведут в операционную. Весь страх перед операцией, который был все 30 недель беременности, куда-то исчез, за себя я не переживала совсем – лишь бы с детками было все порядке.

Операция прошла успешно: в 11:09 достали Ярослава и в 11:10 – Владислава. Очнулась я уже в послеоперационной палате, сразу же вызвала акушерку, чтобы узнать, как мои крошки. Ответ был таков: «Детки родились 1530 г и 40 см, 1540 г и 41 см, сейчас находятся в реанимации». Больше никаких ответов на мои вопросы я не могла получить... В каком они состоянии, все ли в порядке? Мне не говорили ничего.

На следующее утро я попросила маму и мужа приехать и поговорить с детским реаниматологом, так как прийти и рассказать мне, что с детьми, у него времени не было. Родственники мне сказали, что и им врач ничего не рассказал, так как ему некогда. В этот же день я решила, что нужно вставать и идти самой в реанимацию. В моей ситуации это было, конечно, проблематично. Уж очень больно было вставать после операции, тем более ходить. Но ужас заключался в том, что детская реанимация находилась на 4 этаже, я лежала на первом, а лифтов, как ни странно, не было. Поэтому мой путь до реанимации занял ровно 30 минут.

Первые испытания

От врача реанимации я услышала следующее: «Дети находятся в очень тяжелом состоянии. У обоих мальчиков отек головного мозга и воспаление легких, у одного угроза кровоизлияния в мозг, у другого кровоизлияние II степени. Оба лежат в кувезах, один мальчик дышит сам, а другой на искусственной вентиляции легких». Не знаю, как я это смогла пережить, выслушать и просто не упасть в обморок. Врач предложил пройти в реанимацию и навестить их. Малышей можно было потрогать, погладить. Но, честно говоря, я не смогла, боялась лишний раз к ним прикоснуться, потревожить. Они лежали такие крошечные, такие худенькие (ну просто прозрачные) – казалось, размером с ладошку. Только потом, на следующий день, я поняла, как я нужна им, как малышам нужны мамины прикосновения и мамина поддержка. Не знаю, как я в этот день вернулась в свою палату обратно: состояние было ужасное.

 

Меня обкололи успокоительными, потому что у меня была настоящая истерика, сама я успокоиться и взять себя в руки не могла. Потом, когда лекарства подействовали, нужно было сообщить обо всем мужу. Он воспринял информацию по-мужски и всячески пытался меня поддерживать. Сложнее было сообщить обо всем моей маме. Когда я позвонила маме, она не смогла со мной разговаривать, потому что, накачавшись успокоительными и снотворными, тоже лежала с истерикой. Оказалось, когда я просила маму и мужа узнать о состоянии моих детей, реаниматолог им все рассказал, а они просто не смогли мне об этом сообщить. Хотели, чтобы я отошла от операции (не думали же они, что я сразу рвану в реанимацию).

Навещать детей можно было каждый день по 2 раза. Ходить туда было очень страшно, так как от врача я слышала только плохие новости: сначала он мне говорил, что мальчики могут не выжить, потом, когда угроза жизни миновала, говорил, что они могут очень сильно отставать в развитии. Короче, постоянно держал меня в тонусе.

В роддоме, конечно, было очень тяжело, я не могла успокоиться, постоянно плакала. Каждый день я молились о выздоровлении своих деток. На 10-й день меня выписали. Нужно отметить, что за эти 10 дней на нервной почве я сбросила 20 кг.

Одного ребенка перевели уже в другую больницу, а от второго ждали, когда же он наконец сможет дышать сам. И когда это произошло, его перевели в ту же больницу. Там нам попалась очень хорошая врач-педиатр. Она-то как раз и привела меня в порядок, сказав, что я не должна так переживать и постоянно плакать, что малыши это чувствуют, что все с ними будет в порядке, что и не таких выхаживали.

И вот целый месяц детки пролежали в больнице, грудью я не кормила, так как после таких переживаний молока просто не было. Каждый день я к ним приезжала и проводила с ними почти весь день.

Новая беда

Прошло воспаление легких, кровоизлияние в мозг начало рассасываться, отеки тоже прошли. Малышей перевели из кувезов в кроватки, теперь я могла их держать на руках, кормить сама из бутылочек (а не в нос через зонд, как это было раньше), пеленать, подмывать и купать в ванночке. Они стали хорошо набирать в весе. И тогда меня обрадовали, что можно выписываться. Осталось только сдать анализы и пройти окулиста. Анализы были хорошие. А вот окулист... Опять истерика. Опять успокоительные. Опять нужно звонить маме, которая ждет нас дома, когда уже все готово к приезду малышей.

Оказалось, что у детей ужасная болезнь – ретинопатия недоношенных 3-й степени. Врач порекомендовала почитать об этом в Интернете, а сама сказала, что есть огромная вероятность того, что дети могут совсем потерять зрение. Нужно срочно оперироваться. Сначала Ярослав, потом Владислав.

На следующий день Ярику переливали кровь перед операцией, так как гемоглобин был понижен. Потом операция, которая длилась 40 минут. За это время я думала, что сойду с ума, сидя в коридоре: боялась не столько операции, сколько общего наркоза, ведь мальчик еще такой крошечный, всего 2 кг. Потом вышли анестезиолог и окулист, на руках несли крошечное тельце, сказали, что операция прошла успешно, через неделю будут оперировать Владика. Я вздохнула с облегчением и ждала неделю, потом пережила все то же самое еще раз. А потом и еще раз. Оказалось, что Ярику операция делается в два этапа. Так прошел еще месяц. И вот наконец нас выписывают, прописав при этом глазные капли.

 

Мы победим!

Наконец-то мы дома, уже ничего не страшно. Дома спокойнее и надежней. Начались бессонные ночи, так как дети ночью не спали вообще. С мамой дежурили в две смены, она приходила с утра пораньше на весь день, а я заступала ночью. Каждый месяц ездили в Институт глазных болезней им. Гельмгольца к нашему врачу-окулисту. Она нас постоянно держала в тонусе, говоря, что радоваться рано, что слишком велик процент потери зрения. Назначала разные капли, лечились лазером.

Сейчас нам уже полтора годика, у малы­шей сохранились последствия после операции – близорукость (у Ярика зрение –2, у Владика –3) и косоглазие. Так что мы еще такие крошки, но уже в очках. В июне лежали в Морозовской больнице. Проходили нейротрофическое лечение (уколы под глазки), и Владику делали операцию по коррекции косоглазия. Нейротрофик придется теперь делать каждые полгода до 6 лет (для того чтобы зрение не падало). А операцию по коррекции косоглазия Ярику предстоит сделать в 3 года, а вот Владику – еще 2 раза (в 3 года, а потом еще и в 6 лет).
Врач-окулист говорит, что сделает все возможное, чтобы поставить глазки ровно и вернуть малышам 100%-ное зрение, и мы ей верим.

Мнение эксперта

Нина Абзалова, врач акушер-гинеколог, канд. мед. наук, Алтайский государственный медицинский университет, г. Барнаул

Многоплодная беременность, о которой рассказывает Юлия, является значительной нагрузкой для организма будущей мамы, поэтому осложненное течение беременности и родов наблюдается при многоплодии гораздо чаще, чем при одноплодной беременности.

Прибавка веса в 30 кг, которая наблюдалась у Юли уже к 30 неделям беременности, является признаком развития гестоза – осложнения, которое клинически проявляется отеками (причина патологической прибавки веса), повышением артериального давления и появлением белка в моче. Гестозы при многоплодной беременности развиваются в 2–3 раза чаще по сравнению с одноплодной беременностью, что связано со значительным приростом объема циркулирующей крови, а также с повышением нагрузки на работу всех органов и систем организма будущей мамы.

Неожиданное излитие околоплодных вод и, как следствие, рождение недоношенных малышей также довольно часто наблюдаются при многоплодной беременности, что и произошло у нашей героини. Преждевременное излитие вод может быть обусловлено, во-первых, неправильным положением плодов (поперечным или косым, ножным, ягодичным), так как в данной ситуации предлежащая часть не прижимается плотно к входу в малый таз и даже при небольшом изменении внутриматочного давления происходит излитие вод. Во-вторых, причиной разрыва плодных оболочек может стать инфекция, восходящим путем проникающая из влагалища в канал шейки матки, который открывается раньше положенного срока вследствие перерастяжения матки.

То, что Юлю родоразрешили не сразу же при поступлении в родильный дом, является обычной практикой при поступлении пациенток с недоношенной беременностью с преждевременным излитием околоплодных вод. Дело в том, что в таких случаях необходимо успеть провести профилактику синдрома дыхательных расстройств (основной причины неблагоприятных исходов при рождении недоношенных детей) путем назначения беременной глюкокортикоидов. Поэтому, если позволяет акушерская ситуация (удовлетворительное состояние плодов, отсутствие признаков инфицирования и т.п.), выбирается выжидательная тактика.

 

По рассказу Юлии сложно сделать вывод, почему врачи не могли определиться с методом родоразрешения (самостоятельные роды или кесарево сечение). Могу предположить, что в данном случае показанием для операции явилось неправильное положение плодов (для самостоятельных родов первый малыш должен обязательно находится в головном предлежании). Это состояние довольно часто наблюдается при многоплодной беременности, тем более при недоношенном сроке (например, когда первый плод находится в тазовом предлежании, второй – в поперечном положении или оба в поперечном и т.п. – вариантов может быть множество).

Вес малышей при рождении (1530 и 1540 г) для срока 31 неделя является более чем достаточным, так как при многоплодной беременности характерно развитие плодов с низкой массой тела. Причина этого в том, что матка, ресурсы которой запрограммированы на вынашивание одного ребенка, не может в полной мере обеспечить всем необходимым несколько одновременно развивающихся в ней плодов.

Рождение недоношенных детей, как пра­вило, сопровождается развитием раз­личных осложнений, тяжесть которых напрямую зависит от срока беременности, а следовательно, от степени зрелости центральной нервной системы и других органов и систем малышей. Первая неделя жизни недоношенных новорожденных называется периодом адаптации, и типичной проблемой, с которой столкнулись и Юлия, и ее сыновья, является синдром дыхательных расстройств, обусловленный недостаточным содержанием либо полным отсутствием сурфактанта – поверхностно-активного вещества, которое синтезируется эпителиальными клетками легких. Сурфактант тонким слоем покрывает поверхность легочных пузырьков (альвеол), не позволяет им спадаться на выдохе.

Недоношенные дети с синдромом дыха­тельных расстройств нуждаются в интенсивном наблюдении и лечении в  условиях отделения реанимации новорожденных. Помощь при данном состоянии заключается в введении препаратов сурфактанта (КУРОСУРФ, СУРФАКТАНТ BL), которые вводятся в трахею и легкие (максимально эффективно введение этих препаратов в течение первых 6–8 часов жизни недоношенного ребенка), а также использование искусственной вентиляции легких, что позволяет бороться с гипоксией – недостатком поступления кислорода к органам и тканям – и способствует достаточному насыщению крови кислородом.

Детей Юлии сначала кормили через зонд, так как у глубоко недоношенных детей при рождении отсутствуют глотательный и сосательный рефлексы, к тому же сосание может быть для них слишком большой нагрузкой. Для кормления зонд вводится через нос или рот, и в него по каплям вводится сцеженное материнское молоко или смесь, при этом маленький пациент не прикладывает никаких усилий. Прекращают введение пищи через зонд, когда у детей появляется достаточно выраженный глотательный рефлекс и они способны сосать самостоятельно.

 

Гипоксия (кислородное голодание тканей) приводит к отеку и набуханию нервных клеток, вследствие чего развивается отек мозга, что имело место у Владислава и Ярослава. Внутричерепные кровоизлияния являются довольно частыми осложнениями, развивающимися преимущест­венно у недоношенных новорожденных на 2–3-е сутки после рождения. Отдаленные исходы внутричерепных кровоизлияний могут быть различными – от полного отсутствия каких-либо неблагоприятных последствий до формирования тяжелых поражений нервной системы.

Врач-педиатр из детской больницы совершенно правильно объяснила Юлии, что переживания мамы неблагоприятно отражаются на состоянии детей. Имеются многочисленные наблюдения, которые говорят о том, что после родов между матерью и ребенком продолжает оставаться тесная связь. Малыш очень четко чувствует состояние матери, и если она напряжена, расстроена, находится в состоянии стресса, то стресс испытывает и ее ребенок, что неблагоприятно отражается на его самочувствии. Именно поэтому маме очень важно в любых ситуациях сохранять выдержку и спокойствие, а также позитивный настрой, что непременно окажет благоприятный эффект на состояние малыша.

Ретинопатия недоношенных, диаг­нос­тированная у Ярослава и Владислава, – это патология, развивающаяся в  результате нарушения развития сетчатки у недоношенных детей. Сетчатка – внутренняя оболочка глаза, содержащая особые клетки, которые обеспечивают преобразование энергии света в нервные импульсы. Патологические изменения сетчатки неблагоприятно отражаются на зрении. Основой для развития данной патологии является незавершенное формирование кровоснабжения сетчатки. Как правило, ретинопатия развивается на обоих глазах, но может иметь различную степень выраженности.

Методами лечения ретинопатии недоношенных являются лазерная коагуляция патологически развитых участков сетчатки, криотерапия (воздействие на патологические участки путем замораживающего действия жидкого азота), а  также хирургический метод.

Отдаленные исходы ретинопатии недоношенных могут быть различны. При невыраженных стадиях может наступить полное выздоровление, в других случаях возможно развитие косоглазия, миопии (близорукости), глаукомы (повышения внутриглазного давления), в редких тяжелых случаях может развиваться слепота.

Таким образом, рождение недоношенных детей требует особо пристального внимания и регулярного наблюдения вра­чей самых разных специальностей в течение первых лет жизни, что при своевременно поставленном диагнозе и проведенном лечении в подавляющем большинстве случаев позволяет избежать неблагоприятных последствий для малышей.

Источник фото: Shutterstock


Рассказать друзьям

Нравится

Оцените статью:

0 комментариев


Загрузка...

Комментарии к статье

У этой статьи пока ещё нет отзывов.

Ваш комментарий:

* - обязательные поля.

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке.
Буквы чувствительны к регистру.


Сейчас читают

Интересное в сети

Загрузка...






Партнеры
www.konliga.biz www.2mm.ru mamaexpert.ru niani.com mamaexpert.ru samaya.ru
Contact our mail department if you are desperate to get blacklisted. www@9months.ru
1 пиксель белый